fbpx
Балет Спецвыпуск

«Giselle», Бостон, США, сентябрь 2019

Осень – абсолютно театральная пора. Скучали по моей балетной писанине?! Очевидное – сильвупле в комменты. Так к делу!

Совместно с  несменяемым коллегой для театральных утех  имели удовольствие оказаться в «Новой Англии», в славном «Бинтауне» (Бостон), где и  открыли 56 сезон в  юной Boston Opera House. Смотрели балет в двух действиях,  «Giselle»  или «Ou les Wilis»,  не побоюсь сказать, фаворита французской аудитории XIX в., композитора Адольфа Шарля Адана, в хореографии Жана Коралли совместно с Жюлем Перро, позже Мариусом Петипа. Балет этот весьма доблестно дебютировал впервые за 10 лет на Бостонской сцене. Изначально сценарий написан Теофилем Готье по легенде, записанной Г. Гейне, о виллисах — девушках, умерших от несчастной любви, перевоплощенных в потусторонних существ, душа которых полна прискорбной мести, следствием чего и явился летальный танец для всех провинившихся мужчин. Балет Вы, впрочем, в общем представляете — бескрайне романтичен, и незамысловат сюжет, и множество духовных рюш. 

Для справки:оригинальная премьера состоялась в 1841г. в Опере Гарнье, 1846 г.  — Бостон, Большой театр определяет дату как 1987г. (в ред. Григоровича, в которой она идет и по сей день), однако Москва видела Жизель и ранее.

И что сказать, быть может кто-то бы и  удержался  от русско – американского compare (англ. сравнение), но я, конечно, не они.  Любопытное,  хоть и не столь существенное различие в постановках между ими и нами, или что особенно бросилось  в глаза: во втором действии, в момент последнего последнего появления Жизели, а скорее ее исчезновения, в нашей интерпретации героиня, давая шанс любимому на жизнь, канула в землю на вечный покой, однако же в американской версии она лишь испаряется в дымке, то есть уходит на своих ногах. Кроме того, имя лесничего по старинке – Илларион, когда в русской версии он – Ганс. Это лишь мои заметки.

Декорации сцены выполнены, разумеется, в том же едином стиле оригинала, костюмы те же, однако нами замечено ощущение потери качества по дороге из Китая. Тут глаза ладошкой не закрыть.

Ну а теперь, проследуем на эшафот.

Надо сказать,  бостонский Махар Хасанович — Микко Ниссинен, грех промолчать, закончил Академию А. Вагановой, но к сожалению, проживание в городе–Герое Санкт-Петербурге так и не дало ему возможности прочувствовать качество реального Русского балета. Кордебалет – я плачу. Это каркас всего спектакля, а столь неуверенные артисты ломают это основание, за счет чего солисты тоже смотрятся менее выигрышно, а именно: нет синхронности, нет связки, головы торчат в разные стороны, на лице эмоции совпадают через одну. Словом, нет истинного волшебства, к которому мы стремимся  с таким трепетом.

Состав у нас подкрался весьма неоднозначный: Derek Dunn (Albrecht) -премьер Бостонского театра с 2017г. – в сольных партиях держался вполне себе достойно, но и сказать о нем мне в общем нечего.

Внимание: Жизель. Еще до начала спектакля вопросы о том, как китайская балерина Chisako Oga будет исполнять партию европейской девушки, уже замаячили на горизонте моих мыслей. Справедливости ради, отмечу, что Oga известна  в далеком захолустье на Юге штата Огайо, как прима-балерина. Вероятно, бостонский Хасаныч (Микко Ниссинен)  так засмотрелся на кучу присвоенных ей наград, что придумал ее здесь, поэтому Chisako Oga с 2019 года танцует в труппе бостонского балета в качестве 2-й солистки.

Половину первого акта, признаюсь, мне даже стало стыдно за свое недоверие. Все прошло довольно гладко, надо отдать должное — она была очень артистична, даже чрезмерно. Но по мере развития событий, эмоциональный фон зашкалил. Совершенно бесцеремонное использование драматического инструмента в столь тонком, романтическом, а главное — классическом произведении, такой нахрап эмоций не имеет места ни в коем случае. Кроме того, одна из важнейших сцен I акта – сумасшествие Жизели перед смертью сыграно неплохо, понятно, похоже, но эмоций зрителя за этим не следует. Сольные партии и Альберту, и Жизели, в целом, удавались, но вот совместная работа выглядела местами нарочито трудоемкой.

А как вам такое: артист, выбранный на роль отца Батильды, едва ли не моложе своей сценической дочери. Где глаза у худрука и где, извините, гримеры!?

Интеллигентная американская театралка поделилась с нами впечатлениями, заверив, что это еще вполне себе прилично — «обычно хуже».

Подводя итог, постановляю — у театра есть большой потенциал, но на данном этапе сыровато. Ну и конечно, вынуждена нажаловаться на поведение бостонской публики: тихий караул – меню на спинках кресел с пивом и едой, а также одобрительный топот и свист втянули в  атмосферу стадиона, причем на трибуне с болельщиками.

Финишируем, ходите и любите театр, дорогие мои.

Текст: Вера Сергеева

%d такие блоггеры, как: