fbpx
Опера Спектакли

«Пиковая дама» Римаса Туминаса

Братская артель Чайковских, соединившая многословное либретто Модестаи  симфонический шедевр Петра  Ильича– сотворила «Пиковую Даму».  По видимому, краткость — весьма дальняя родственница таланта, однако, я постараюсь сжато брифинговать, как обстояло дело на главной сцене. Несмотря на превалирующее число комплементарных оценок в сторону исполнения, общее впечатление осталось неоднозначным, даже смазанным. 

Мрачный взгляд режиссера Римаса Туминасана постановку остается загадкой для зрителя даже по окончании спектакля. Цветовая палитра, мало сказать, небогатая, а скорее унылая. Она до крайности ограничена диапазоном от бледно-бирюзового, приближаясь к серому, фиолетовому, и черному – абсолютное царство теней. Сами декорации, что вовсе нехарактерно для Большого театра, стали плодом скупой фантазии и краткосрочных дум, вероятно, поэтому почти единственный атрибут декора — колонна с коринфской капителью эпохи классицизма, перемещающаяся по сцене все три действия. И все бы хорошо, если это летний Петербург или набережная Зимней Канавки. Но ведь она же являет собой игорный зал, комнату Лизы и спальню графини! Впрочем, это замечание, возможно, многие найдут сугубо личностным. Модест переносит действие картины во времена Екатерины II, что подтверждают даже скудные декорации и хоровые партии, воспевающие «нежную к нам мать». 

Другой стороной театральной медали явилось вокальное волшебство, сотворенное исполнителями. Состав подобрался великолепный. Юсиф Эйвазов (Герман) достойно справился со свое партией, хотя моментами заметно, что  драматизма в естественной фактуре его голоса все же не достает.  Внедрение в оперу князя Елецкого, по замыслу Модеста,  весьма к месту расставляет остросюжетные акценты с момента его первого появления. Кроме того, безвозвратно покоряет звучный баритон Елецкого (Василий Ладюк). И, конечно, невероятная Анна Нечаева (Лиза). Лирическая природа проникновенного голоса Нечаевой, вместе с тем обладание драматическими приемами исполнения, поистине восторгают. Не могу не отметить совершенно бесподобный мимический ансамбль во втором действии – самая красочная компонента постановки, не считая самих вокалистов. Мануальная техника музыкального руководителя Тугана Сохиева, очевидно, пребывала на высоте. Оркестр звучал музыкально привлекательно. По итогу – замечательная опера, достойна многоразового внимания, несмотря на описанные выше замечания. Занавес. 

Текст: Вера Сергеева

%d такие блоггеры, как: